Велосипеды Victoria

Производство велосипедов сыграло большую роль в создании технологической базы, приблизив появление автомобилей и самолётов. Технологии металлообработки, разработанные для производства велосипедных рам и других частей велосипедов (шайб, подшипников, зубчатых колёс), впоследствии использовались в производстве мотоциклов, автомобилей и самолётов.
Практически все автомобильные и мотоциклетные фирмы, созданные в конце XIX — начале XX века, начинали как велосипедные.

«Виктория Верке АГ» не исключение: фирма, производившая велосипеды с 1886 года, к году 1902⁠-⁠му выпускает свой первый автомобиль, а вслед за ним, и мотоцикл.

Очистить
 

Велосипеды сыграли свою роль в эмансипации женщин. В частности, благодаря им в 1890⁠-⁠х в моду вошли женские шаровары, что помогло освободить женщин от корсетов и другой сковывающей одежды. Кроме того, благодаря велосипедам женщины обрели беспрецедентную мобильность. Так, например, знаменитая американская суфражистка Сьюзен Энтони заявила 2 февраля 1896 года в интервью газете New York World: «Я думаю, что велосипед сделал больше для эмансипации женщин, чем всё остальное вместе взятое. Он даёт женщинам ощущение свободы и независимости. Сердце моё наполняется радостью всякий раз, когда я вижу женщину на велосипеде… это — зрелище свободной, неугнетённой женщины».

Как раз такая «свободная женщина» в роскошном платье в пол и шляпе с пером, мчит на равных с борзой на рекламном плакате немецкого художника Фрица Рима.

В рассказе Чехова «Человек в футляре» главный герой был настолько поражён видом женщины на велосипеде, что отказался на ней жениться.

«…Теперь слушайте, что дальше. Какой-то проказник нарисовал карикатуру: идет Беликов в калошах, в подсученных брюках, под зонтом, и с ним под руку Варенька; внизу подпись: «влюбленный антропос». Выражение схвачено, понимаете ли, удивительно. Художник, должно быть, проработал не одну ночь, так как все учителя мужской и женской гимназий, учителя семинарии, чиновники, — все получили по экземпляру. Получил и Беликов. Карикатура произвела на него самое тяжелое впечатление.
Выходим мы вместе из дому, — это было как раз первое мая, воскресенье, и мы все, учителя и гимназисты, условились сойтись у гимназии и потом вместе идти пешком за город в рощу, — выходим мы, а он зеленый, мрачнее тучи.
— Какие есть нехорошие, злые люди! — проговорил он, и губы у него задрожали.
Мне даже жалко его стало. Идем, и вдруг, можете себе представить, катит на велосипеде Коваленко, а за ним Варенька, тоже на велосипеде, красная, заморенная, но веселая, радостная.
— А мы, — кричит она, — вперед едем! Уже ж такая хорошая погода, такая хорошая, что просто ужас!
И скрылись оба. Мой Беликов из зеленого стал белым и точно оцепенел. Остановился и смотрит на меня…
— Позвольте, что же это такое? — спросил он. — Или, быть может, меня обманывает зрение? Разве преподавателям гимназии и женщинам прилично ездить на велосипеде?
— Что же тут неприличного? — сказал я. — И пусть катаются себе на здоровье.
— Да как же можно? — крикнул он, изумляясь моему спокойствию. — Что вы говорите?!
И он был так поражен, что не захотел идти дальше и вернулся домой.
На другой день он всё время нервно потирал руки и вздрагивал, и было видно по лицу, что ему нехорошо. И с занятий ушел, что случилось с ним первый раз в жизни. И не обедал. А под вечер оделся потеплее, хотя на дворе стояла совсем летняя погода, и поплелся к Коваленкам. Вареньки не было дома, застал он только брата.
— Садитесь, покорнейше прошу, — проговорил Коваленко холодно и нахмурил брови; лицо у него было заспанное, он только что отдыхал после обеда и был сильно не в духе.
Беликов посидел молча минут десять и начал:
— Я к вам пришел, чтоб облегчить душу. Мне очень, очень тяжело. Какой-то пасквилянт нарисовал в смешном виде меня и еще одну особу, нам обоим близкую. Считаю долгом уверить вас, что я тут ни при чем… Я не подавал никакого повода к такой насмешке, — напротив же, всё время вел себя как вполне порядочный человек.
Коваленко сидел, надувшись, и молчал. Беликов подождал немного и продолжал тихо, печальным голосом:
— И еще я имею кое-что сказать вам. Я давно служу, вы же только еще начинаете службу, и я считаю долгом, как старший товарищ, предостеречь вас. Вы катаетесь на велосипеде, а эта забава совершенно неприлична для воспитателя юношества.
— Почему же? — спросил Коваленко басом.
— Да разве тут надо еще объяснять, Михаил Саввич, разве это не понятно? Если учитель едет на велосипеде, то что же остается ученикам? Им остается только ходить на головах! И раз это не разрешено циркулярно, то и нельзя. Я вчера ужаснулся! Когда я увидел вашу сестрицу, то у меня помутилось в глазах. Женщина или девушка на велосипеде — это ужасно!
— Что же собственно вам угодно?
— Мне угодно только одно — предостеречь вас, Михаил Саввич. Вы — человек молодой, у вас впереди будущее, надо вести себя очень, очень осторожно, вы же так манкируете, ох, как манкируете! Вы ходите в вышитой сорочке, постоянно на улице с какими⁠-⁠то книгами, а теперь вот еще велосипед. О том, что вы и ваша сестрица катаетесь на велосипеде, узнает директор, потом дойдет до попечителя⁠… Что же хорошего?
— Что я и сестра катаемся на велосипеде, никому нет до этого дела! — сказал Коваленко и побагровел. — А кто будет вмешиваться в мои домашние и семейные дела, того я пошлю к чертям собачьим.
Беликов побледнел и встал.
— Если вы говорите со мной таким тоном, то я не могу продолжать, — сказал он. — И прошу вас никогда так не выражаться в моем присутствии о начальниках. Вы должны с уважением относиться к властям.
— А разве я говорил что дурное про властей? — спросил Коваленко, глядя на него со злобой. — Пожалуйста, оставьте меня в покое. Я честный человек и с таким господином, как вы, не желаю разговаривать. Я не люблю фискалов.
Беликов нервно засуетился и стал одеваться быстро, с выражением ужаса на лице. Ведь это первый раз в жизни он слышал такие грубости.
— Можете говорить, что вам угодно, — сказал он, выходя из передней на площадку лестницы.
— Я должен только предупредить вас: быть может, нас слышал кто-нибудь, и, чтобы не перетолковали нашего разговора и чего⁠-⁠нибудь не вышло, я должен буду доложить господину директору содержание нашего разговора⁠… в главных чертах. Я обязан это сделать.
— Доложить? Ступай, докладывай!
Коваленко схватил его сзади за воротник и пихнул, и Беликов покатился вниз по лестнице, гремя своими калошами. Лестница была высокая, крутая, но он докатился донизу благополучно; встал и потрогал себя за нос: целы ли очки? Но как раз в то время, когда он катился по лестнице, вошла Варенька и с нею две дамы; они стояли внизу и глядели — и для Беликова это было ужаснее всего. Лучше бы, кажется, сломать себе шею, обе ноги, чем стать посмешищем; ведь теперь узнает весь город, дойдет до директора, попечителя, — ах, как бы чего не вышло! — нарисуют новую карикатуру, и кончится всё это тем, что прикажут подать в отставку⁠…
Когда он поднялся, Варенька узнала его и, глядя на его смешное лицо, помятое пальто, калоши, не понимая, в чем дело, полагая, что это он упал сам нечаянно, не удержалась и захохотала на весь дом:
— Ха-ха-ха!
И этим раскатистым, заливчатым «ха⁠-⁠ха⁠-⁠ха» завершилось всё: и сватовство, и земное существование Беликова…»

Автор

Фриц Рим

Тема

Велосипеды и велоспорт

Стиль

Ар-нуво

Эпоха

1900-е

Габариты Н/Д

Размеры
Для покупки доступны варианты в двух размерах (A2 и A1). Если вам необходим принт большего размера, мы готовы его произвести для вас (для этого свяжитесь с нами по телефону или электронной почте, указав название плаката или карты и желаемый размер).

Рамы
Плакаты и карты в раме с паспарту собираются нашими специалистами с многолетним опытом работы в багетной мастерской. Мы применяем багеты из экологически чистых материалов и дерева. Закрываем принты миллиметровым стеклом, а не пластиком, что придаёт глубину изображению и подчеркивает текстуру картона паспарту.

Паспарту
В нашей палитре паспарту свыше 80 образцов только белого оттенка. Паспарту и рама могут очень сильно повлиять на плакат или карту: грамотно подобранные компоненты «собирают» картинку, делая её более законченной. Неверное же сочетание «рама⁠-⁠паспарту» может дезорганизовать всё изображение, сделав его неявным, акцидентным. Мы заранее подобрали выверенные комбинации цвета рамы и паспарту к каждому плакату и карте, и рекомендуем вам комбинацию, что по умолчанию предлагается на странице товара. Вместе с тем, если вы хотите заказать иное оформление, оплатите аналогичный вариант на сайте, а в комментариях к заказу сообщите об особых пожеланиях. Мы готовы выполнить заказ любой сложности, в том числе, если вы приедете в нашу багетную мастерскую (ст.⁠м. Таганская) для самостоятельного выбора рамы и паспарту.

Артикул: Poster-64 Категории: , Метки: , , ,
Обновление…
  • Корзина пуста.